1004_Сатисфакция

«Мы ничего плохого никому не сделали». Автор Дворца земледельцев — о критике

Дворец земледельцев — новодел, ставший одной из главных достопримечательностей Казани. Он обладает уникальной способностью: одновременно попадает в рейтинги самых красивых и самых ужасных зданий.

Легенда гласит, что дворец появился благодаря первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву. Именно его слово стало решающим, когда градсовет засомневался в проекте.

Создатель величественного замка — архитектор Леонид Горник — дал довольно эмоциональное интервью «Татар-информу». Он рассказал, как создавался проект, зачем понадобилось дерево и почему пропало желание общаться с журналистами.

Почему почти не общается с прессой

«Потому что не считаю себя настолько значимым человеком. И, кроме того, мне не нравилась та агрессивная тональность, в которой иногда оценивали Дворец земледельцев. Не хотелось разговаривать в таком тоне. Я считаю, что мы ничего плохого никому не сделали и хотели сделать только хорошее. Не знаю, откуда берутся эти негативные нотки».

Как придумывали Дворец земледельцев

«Был конкурс, и мы приложили максимум старания, чтобы в нем победить. Очень серьезно к этому отнеслись.

На эскизный проект давали всего месяц. Мы собрались нашим коллективом, обсудили, как будем работать. Я взял себе 12 дней, чтобы сформировать саму идею, остальные 18 дней оставили на ее оформление. У нас уже была своя архитектурная мастерская со способными ребятами, мы как раз обновили компьютеры и можно было делать хорошие на тот момент рендеры. Макетная группа тоже ждала материала.

Я пришел домой и немедленно взялся за проект. Каждую ночь часа в три выходил прогуляться минут на сорок, чтобы можно было заснуть, а утром продолжал работу. Все эти 12 дней были как единый процесс. И не было возможности делать варианты. Все, что появлялось, сразу ложилось на карандаш».

Зачем понадобилось дерево

«Классическая архитектура в чистом виде сама по себе скучновата, если в ней нет какого-то ядра, вокруг которого она формируется. Архитекторы античности всегда применяли скульптуру или какой-то декор в качестве ядра композиции. И я пошел таким же путем. Древо — это ядро всей композиции.

У меня есть знакомый, который говорил: когда я первый раз подошел к Дворцу земледельцев, я, кроме дерева, вообще ничего не увидел. Не запомнил, какого цвета здание, сколько в нем этажей. Только дерево. Ну это, наверное, эмоциональное преувеличение, здание все-таки должно быть видно. Но, тем не менее, цель достигается вот так. То есть должно быть ядро, а сама классическая архитектура служит для него фоном.

Но фон тоже должен быть достойный, настоящий, правильный. Тогда одно соответствует другому. То есть если уж бриллиант, то обязательно в золотом обрамлении, а не в железном.

Почему вообще было выбрано именно дерево? Мотив взят из библейского сюжета. В раю, как известно, было два дерева — древо жизни и древо познания добра и зла. Здесь представлено древо жизни как символ самой жизни на Земле, символ красоты природы, ее воспроизводства и возделывания. Эта тема близка сельскому хозяйству».

Почему купол спиралевидный

«Купол любого здания — это как голова у человека. Руки-ноги, пальцы и все остальное у людей схожи, особой разницы нет. Люди отличаются именно лицом, головой, это то, что их определяет. То же самое с куполом, он должен быть присущ только этому зданию и только этому месту.

Соответственно, ему необходимо отличаться от классических куполов, существующих в мире. Задача не такая простая, потому что все они более-менее похожи на купол собора Святого Петра, созданный Микеланджело. А мне хотелось создать что-то очень индивидуальное, наше, местное. И в голову сразу пришло сделать его отчасти в национальных традициях.

Меня никто об этом не просил, мне самому захотелось это сделать. Это не значит, что был перенят какой-то стиль, нет, просто было учтено, что мы находимся в Татарстане. Силуэт же купола вполне классический».

Как относится к обвинениям в «неклассическости»

«У Дворца земледельцев все фасадные элементы выполнены прямо по трактату “Правило пяти ордеров архитектуры” теоретика эпохи Возрождения Джакомо да Виньолы. Вся пластика дворца базируется на двух архитектурных ордерах — ионическом и коринфском. Ионический ордер — это собственно весь массив здания, а коринфский применен на главной входной части. Все пропорции этих ордеров тоже полностью соблюдены. То есть там нет какой-то архитектурной вольницы — хочу так или эдак, все сделано по правилам».

Что чувствует, когда слышит критику

«Я живу рядом с ним, часто хожу мимо и слушаю, что говорят экскурсоводы. Мне хотелось бы, чтобы они более вдумчиво подходили к рассказу о нем. Например, они говорят, что стиль у здания то ли бозар, то ли эклектика. Что сельское хозяйство у нас хорошее, а архитектура — “ну, есть разные мнения, кому-то нравится, кому-то не нравится”.

То есть они настолько принижают труд людей, которые горели энтузиазмом во время строительства... Под нашей эгидой тогда работали 800 человек, это все наши сограждане, в основном жители Казани. И знаете, невозможно такое здание построить без творческого огня. Здесь столько всего вложено – труда, мастерства, талантов разного рода людей. Найти такое количество специалистов, и чтобы у каждого из них как проектирование, так и строительство давало такую отдачу, — уже одно это можно считать достоянием нашего города.

Ну и чтобы говорить о стилях, надо немного в них ориентироваться. В основном говорят, что это эклектика. А там нет никакой эклектики, потому что эклектика — это смешение стилей. Там нет других стилей, только классический».

***

Дворец земледельцев — яркий представитель капромантизма, великой эпохи постсоветского архитектурного беспредела. Это время, когда существовало только одно правило — никаких правил.

Представителей капрома принято хейтить, но с каждым годом гнева становится все меньше. Появилось осознание: это самый толерантный период в истории российской архитектуры. Такой свободы у строителей больше никогда не будет.


Еще новости








загрузить еще